Субботнее кофечашечное

24 апреля 2010

Недавно я по наводке ekatarinas, за что Кате большое спасибо, прочитала документальную книгу Харуки Мураками «Подземка». Книга представляет собой короткие интервью нескольких десятков жертв теракта, совершенного сектой Аум Синрике в 1995 году в токийском метро, дополненные авторским анализом прозошедшего. Как заметила и Катя тоже, книга, помимо документальной ценности, позволяет узнать кое-что интересное о японском характере. Действительно, ведь там – прямая речь 60 с чем-то человек, каждый из которых описал свой день 20 марта – где и с кем жил, кем работал, чего хотел, куда ехал в тот кошмарный день. Я прочитала эту книгу с большим удовольствием, несмотря на печальный повод, который меня также глубоко тронул.

Когда это случилось, я училась, получается, в 8 классе. О том, что члены секты Аум Синрике (ныне Алеф) совершили массовое отравление боевым газом зарином, я помню до сих пор и без книги. Это была как бы мировая новость, а я ее запомнила наряду с убийством Листьева. Это мелочь конечно, не стоит об этом писать, но я обычно мельком просматриваю комментарии к книге, когда читаю ее с монитора, например, в альдебаране. Так вот, я была шокирована комментариями. Понятно, их пишут не самые большие интеллектуалы, но люди там вообще не в курсе, что преступление аумовцев было на самом деле, вы представляете? Пишут, мол, ерунду какую-то Мураками написал, скучно, исписался парень, на каждой странице одно и то же….Как так можно? Что, совсем ку-ку?! В общем, у меня слов нет, ну и не будем об этом.

Я прочитала все эти 60 с чем-то интервью об одном и том же, как будто выслушала их наяву. Даже учитывая, что для книги люди приглаживали свои слова и недоговаривали, было очень интересно узнать чувства, логику и повседневность разных людей, которых обстоятельства свели в одной точке. И были вещи, которые у людей повторялись, и чувствуется, что эти вещи совершенно естественны для обоих собеседников-японцев, но необычны для меня. Может это конечно недопустимые обобщения, но тем не менее! Таковы мои впечатления о японцах по итогам этой книги.

Во-первых, меня поразило то, что все интервьюируемые жертвы теракта, за исключением двух, кажется, получив дозу газа, продолжали двигаться на работу. Теракт был совершен в рабочий понедельник, между выходным и праздничным днем, около 8 утра. Так вот люди мало того что не взяли отгул, чтобы отдохнуть 3-4 дня подряд, они буквально ползли на работу ползком, теряя сознание и зрение, в холодном поту, с потерей ориентации в пространстве. Газ распространился незаметно, и некоторое время никто не понимал, что происходит, людям просто становилось плохо, но они продолжали ехать и идти, и единственная мысль была – только бы добраться до офиса. Те, кто смог добраться, начали работать, и только упав без сил или после сообщений СМИ о симптомах отравления газом все-таки покидали свой трудовой пост и отправлялись в больницу. Лишь один из тех 6 десятков, с кем побеседовал Мураками, попав под действие газа, свернул с намеченного пути и пошел домой к родителям. Причем это был мужчина с какой-то несерьезной работой, который много лет после окончания вуза не работал, играл в музыкальной группе, потом часто менял работу не по специальности… Понимаете, у людей даже мысли не было, что можно не прийти на работу, даже если в глазах темно и ноги не держат.

Во-вторых, многие из героев книги были абсолютно индифферентны к проявлениям газовой атаки. Они молча терпели странный запах, пропускали сквозь сознание картины скорчившихся и выпадающих из вагона людей и не задавались никакими вопросами, не начинали никакую деятельность. Особенно меня шокировало высказывание одного человека. Он вышел из метро на улицу, еще чувствовал себя нормально, а вокруг уже люди сидели и лежали на земле, начиналась паника. Он хотел оказать помощь и при этом ходил и спрашивал у окружающих – что я должен делать, что я должен делать? Естественно, никто ему не отвечал, так как там в принципе не было ответственного и начальника. Поэтому, резюмирует этот человек, не услышав никакого указания, что мне делать, я пошел на работу. Прочитав это, я чуть не упала с дивана. Поразительная же черта! Были те, кто сразу бросился на помощь, не ожидая указаний: один человек получил тяжелое отравление, потому что несколько раз спускался в метро и вытаскивал пострадавших, несколько человек останавливали проезжающие мимо автомобили и упрашивали водителей подвезти пассажиров до больницы. То есть инициатива была. Но большинство все-таки молча смотрели на пакет на полу, из которого вытекает жидкость, или тупо шли по своему маршруту, пока вокруг падали люди. И ждали инструкций или ответственного, который должен принять меры. С одной стороны, это кажется ужасным. С другой – только при таком дисциплинированном и управляемом народе возможно такое высококачественное государство. Наши бы сразу организовали давку, митинг и дебош –а японцы только молча ползли на работу. У меня от этого аж мурашки бегут.

В-третьих, физиологическая подробность – почти каждый в своих воспоминаниях говорит о том, что первой мыслью при виде человека, которому в метро стало плохо, была – наверное, у него приступ анемии. И при собственных симптомах (темнота в глазах, тошнота, головокружение, потеря ориентации) – наверное, малокровие. Меня это заинтересовало. Ведь неспроста все думают сразу про анемию. У нас бы наверное на автомате выскакивало – наверное, плохо с сердцем. А у японцев – анемия. Плохое питание (вряд ли, учитывая, что люди в основном в возрасте, работающие, не нищие), недосып, может предрасположенность? Пока мой интерес дальше гуглежа по слову hinketsu 貧血 не продвинулся, хотя я вижу много сайтов на эту тему – с вопросами-ответами, различными рекомендациями по витаминам, питанию и т.п. Так что, возможно, это действительно какой-то массовый недуг?
Такие неуклюжие мысли. Книгу рекомендую.

Метки:
43 комментария
Добавить
Добавить комментарий

Ответить на комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также